Как изготавливают сахар из тростника? (видеофильм)

Как изготавливают сахар из тростника? (видеофильм)

Мы используем все, что находится внутри стебля сахарного тростника. Наша основная задача – извлечь из него максимальное количество сахара.

28.06.2015

Огнеметы, полуфабрикаты, летящие вверх, комбайны, вызывающие страх, – это лишь немногое из того, что требуется для производства белого сахара. Сахарный тростник – потрясающая история, которая начинается с того, что мы жжем, содержим, спаливаем, рассыпляем, превращая из твердого в жидкое и обратно. Нам придется преодолеть много моментов, прежде чем вот это окажется в вашем кофе.

Со мной Рамиро Альварадо. Он сахародел из Рио-Грандо-Велли.

−Вот что внутри стебля сахарного тростника. Какая часть, какие волокна здесь самые сладкие и из чего вы добываете сахар?

− Мы используем все, что находится внутри стебля. Наша основная задача – извлечь из него максимальное количество сахара. Чтобы извлечь сок, мы должны предать это поле огню. Это – контролируемый поджог, обеспечивающий более эффективную жатву. После него остаются только стебли, полные сахара.

− Внимание, внимание! Настало время поджечь это поле. Почему? Потому что Америке не хватает сладкого. Сначала мы разбрызгиваем дизельное топливо по краям поля, которое мы будем поджигать.

Огонь пускают только при соответствующих ветровых условиях. Нам нужен быстрый огонь. Огонь, который сожжет сухие листья и лишь опалит стебли тростника.

Итак, все сгорело, а то, что осталось, убирает гигантский комбайн. Они собирают тростник, переваливают его в грузовики, которые отвозят его на мельницу.

Каким образом выгрузить 30 т тростника из кузова? Это надо делать очень аккуратно и не находясь в кабине. И вот почему: 50 ° – под таким углом поднимают грузовики и трейлеры, чтобы они могли избавиться от 30 т тростника, погруженного в кузов. Эта гидравлическая система может опорожнить грузовик примерно за 4 минуты. Отсюда он поступает на конвейеры, моется и отправляется на молотковую мельницу. Очень впечатляюще!

Нет сомнений: тростник – упрямый материал. Он сопротивляется огню и комбайнам, но на следующем этапе пасует. Теперь его размалывают на куски, промывают и прогоняют через ряд мельниц, которые превращают его в порошок. В ходе этого процесса мы выделяем из стеблей сок. Твердый стебель теперь – порошок. Сладкий сок, который будет выловлен и превращен в сладкий сахар. Грязь и прочие органические материалы, придающие цвет раствору, будут удалены в осветлительной установке.

− Отходов довольно много. Что вы с ними делаете?

− Все, что вы видите, погрузят обратно на машины и отправят обратно на поля тростника в качестве удобрения.

Тростниковый сок кипятится, вода выпаривается. Остается сироп. Отсюда весь сок отправляется в кипятильный цех. Сок обрабатывается и превращается в сахар и мелассу. Горячий раствор заливается в вакуумную камеру и когда воздух удаляется, давление падает, вызывая химическую реакцию, в ходе которой возникают два вещества: меласса, чей характерный вкус мы ощущаем в коричневом сахаре и в имбирных пряниках и кристаллический сахар. Сахар, на самом деле, это кристалл. Кристаллы впервые появляются здесь?

− Да, верно. Здесь образуются кристаллы. Молекулы сахарозы начинают собираться в кристаллы таких размеров, когда кристалл можно обнаружить невооруженным взглядом. После того, как в этих гигантских баках в течение 10 часов под давлением росли кристаллы, настало время на них посмотреть. Это одна из операций производства сахара, которую нельзя исполнить никаким другим образом.

На опытный взгляд Игнасио, кристаллы выросли до нужного размера, примерно такого же, как и крупинки сахара на вашем столе. Но любой скажет, что этому веществу еще очень далеко до белого цвета.

Убедившись, что кристаллы нужного размера, вся масса отправляется на центрифугу, я правильно понимаю?

− Да.
− Чтобы отделить мелассу от сахарозы?

− Вы правы.

Кристаллы сахара содержатся в мелассе, как взвесь, и отделить два вещества – непростое занятие. Эти кристаллы, чистота которых 99%, называются нерафинированным сахаром. Но белый сахар должен быть чистотой 99,95% и полностью очищенным от мелассы и микроскопических примесей.

Я сижу на сахарной горе массой 55 000 тонн. Этой горы, что находится на складе города Харлиджен, штат Техас, достаточно, чтобы каждому американцу досталось по чайной ложечке сахара. Сейчас мы покажем, как можно превратить эту одну ложку сахара в то, что можно есть. Он отправляется на рафинирование.

Из Техаса нерафинированный сахар отправляется в море. На кораблях его доставляют на сахарорафинадный завод, в порт Балтимор, штат Мериленд. Наш сахар достаточно сладкий, но пока еще пока грязный.

Заводом руководит Стью Фицгебон. Он знает, что мы проделали долгий путь, чтобы наш сахар стал безукоризненно белым и чистым на 99,9%.

− В нерафинированном сахаре 99% сахарозы, которые мы называем сахаром, и в процессе рафинирования вы хотите извлечь из него 1% примесей, как я понимаю.

− Да, нам нужна чистая сахароза.

Рафинирование для получения чистой сахарозы начинается с удаления внешней поверхности кристаллов. Бурый цвет неочищенному сахару придает тонкая пленка мелассы на каждом кристалле и мы должны от нее избавиться.

Первый этап – смешать сахар с похожим на мелассу сиропом, который называется магма. Вещество сохранилось от предыдущих партий и перемешано в этом огромном миксере. Молекулы мелласы на поверхности сахара соединяются с частицами магмы и в результате удаляются.

Затем всю эту смесь отправляют в центрифугу. Магма улетает, унося с собой часть мелассы и микроскопические частицы типа крахмала. У нас остается нерафинированный сахарный ликер, − продукт, напоминающий глинистую воду. В ней все еще много микроскопического мусора (типа бактерий), который удалить чрезвычайно сложно. Поэтому наш сахарный ликер перемещается в аппарат с угрожающим названием сатуратор.

Здесь в сахарный ликер добавляются два компонента: гидроксид кальция (гашеная известь) и диоксид углерода (углекислота). Сочетание химических свойств образует реакцию. В результате, вокруг всех микроскопических примесей образуется карбонат кальция. Дальше все просто: удалить эти кристаллы карбоната кальция – и мы избавимся от примесей.

Четвертый шаг в этом процессе – фильтрация. Да, вид очень футуристический, очень индустриальный. Это прессы, это фильтр-прессы Свитленда.

− Верно, верно.

− Что мы ими делаем?

− Мы создали кристаллы карбоната кальция и жидкость коричневая. Теперь ее нужно отфильтровать.

Весь этот этаж предназначен для одной цели – отфильтровывание кристаллов карбоната кальция. Эти фильтрованные прессы похожи на огромные кофеварки. Положение набок. Только вместо одного фильтра в них 72. Этот раствор подается под давлением. Он поступает снизу вверх и проходит сквозь ткань. Чистый фильтрат проходит через фильтр, и на внутренней стороне ткани собирается карбонат кальция. Наша сахарно-сладкая жидкость все еще не лишена мельчайших примесей.

Мы подошли к последней стадии очищения сахарного раствора. Теперь мы используем угольные камеры. По идее они напоминают фильтры для воды. Древесный уголь – это абсорбент в сочетании фосфата кальция и углерода. Кристаллы угля притягивают последние оставшиеся микроскопические примеси окрашенных молекул шлаков. Результат – бесцветная жидкость, называемая чистый сироп. Мы прогоним жидкость через еще одну вакуумную камеру, в результате чего образуются чистые белые кристаллы. Они попадают в последнюю центрифугу, а из нее – в сушилки, размером с локомотив.

Но самое главное, – мы должны доставить этот сахар в руки потребителя, верно Стью? Ведь без него у нас был бы очень горький мир.

− Да, мы делаем его слаще.

− И для этого у нас 14 различных фасовочных линий, правильно?

− Да.

− И в каком диапазоне?

− В любом: от маленьких пакетиков до мешков по 900 кг.

Да, для истории про сахар мы проделали большое путешествие.

Назад

© ПАО ТПК «МОССАХАР», 2007 - 2018

Яндекс.Метрика

ПАО ТПК «МОССАХАР»
121471, г. Москва, ул. Рябиновая, д. 65

Тел.: (495) 448-35-80, (495) 448-92-52
(495) 448-92-53, (495) 580-61-45

logo-foot